Митя Харшак.
Город в лесах

Фотографический проект известного петербургского дизайнера Мити Харшака, начатый в 2002 году, и впервые показанный в Лофт Проекте Этажи в 2008 году.

Ранее проект «Город в лесах» был с успехом показан в рамках официальной программы Ночи музеев (Санкт-Петербург, 2012 год) и представлял петербургскую фотографию на фестивале TakeAnotherLook (Лондон, 2014 год).

В рамках программы арт-резиденции Stone Oven House фотографии были представлены по-новому, с приминением печати на сетке, напоминающей о сетке, использующейся для покрытия лесов во время реставрационных работ. Но ключевой момент визуального решения экспозиции состоял в игре смыслов: "город в Лесах" на этот раз действительно оказался в лесах.

Митя Харшак (автор проекта) о «Городе в лесах»

Снимать город в лесах я начал в 2002 году, когда Питер активно готовился к празднованию трехсотлетнего юбилея. В то предпраздничное время даже достопримечательности второго
и третьего эшелонов бойко прихорашивались, что уж говорить о первостепенных памятниках. Укрытые строительными лесами, стояли Петропавловский собор и Александровская колонна, Исаакиевский собор и Биржа, Кунсткамера и Дом Зингера. Мне искреннее было жаль туристов, приехавших полюбоваться открыточными видами Петербурга, а попавших, вместо этого на огромную стройплощадку. В недоумении оглядывались они вокруг, в поисках хоть какого-нибудь пристойного задника, на фоне которого можно было бы сфотографироваться. Но тщетно — строительные леса были повсюду!

Для меня, как для краеведа, этот период реставрации был неожиданным и ценным подарком. Городская среда преобразилась — в привычном классицистическом и барочном Петербурге вдруг явственно зазвучал голос молодого и по-хорошему наглого конструктивизма. Все наиболее ценные экспонаты питерской исторической архитектуры одевались архаичными деревянными, а не современными металлическими лесами. Конструкции строительных лесов обладают невероятной дизайнерской красотой, как исключительно функциональный объект. Сходной притягательностью обладает часовой механизм или, к примеру, танк — тоже чистая функция и никакого украшательства.

Большое видится на расстоянии, и, если попробовать умозрительно отдалиться
от города на какое-то расстояние (типа высоты птичьего полета), то строительные леса
в городской среде выглядели масштабной художественно-архитектурной акцией. На время они скрывали под собой красоты XVIII и XIX веков, выстреливая манифестом новой архитектуры. Я считаю свою фотографическую серию настоящим краеведческим везением. Многие из этих кадров уже сейчас стали историческим свидетельством городской среды начала XXI века.

Александр Боровский (заведующий отделом Новейших течений Государственного Русского музея) о «Городе в лесах»

Знаю Митю Харшака много лет. Сегодня он — солидный человек, главный редактор, учредитель и издатель высокопрофессионального журнала «Проектор». Но не это главное, Митя вырос в интересную и редкую по окрасу, практически не встречающуюся в наших лесах художественную особь. Графических дизайнеров — пруд пруди (хотя это я увлекся, профессионалы — нарасхват), фотографов, то есть снимающих или просто работающих с фотомедией, тоже хватает. Но Митя смолоду нашел нечто объединяющее во всех визуальных профессиях, которыми он владеет. Это общее я бы назвал экологическим подходом. Митя — дизайнер самого высокого класса. Обычно таким профессионалам свойствен некий гонор: все, что не оформлено, не визуализировано ими, — в лучшем случае курьезно, профанно, не более того. Харшак пошел иным путем: работая с тем, что называют High, он чуток и гуманен к Low. Со времен журнала «Адреса Петербурга», у истоков которого он тоже стоял, Митю увлекают исчезающие породы визуальности: непрофессиональная шрифтовая среда, некондиционная типографика, вообще все негромкие, непарадные, частные визуальные сигналы, которые испускает город и которые могут подхватить и, как говорят философы, валоризировать только чуткие и добрые профессионалы.

С 2002 года Харшак снимает город в лесах. Леса — знак нормального желания как-то переформатировать городской текст в сторону упорядочения или, как у нас это чаще бывает, приукрашивания. Между тем все эти леса и конструкции в сочетании с изначальными стабильными культурными мессаджами, которые дает большая архитектура, — тоже текст,
и преинтересный. Для Кристо этот текст — знак самоутверждения, Харшак, как я уже говорил, художник скорее экологического типа: он скорее прислушивается, присматривается, старается сберечь нечто исчезающее, репрезентирующее то, что теряется в пылу больших перекодировок. Ниша настолько редкая, что, уверен, за работами Харшака будут охотиться, как сейчас он охотится за раритетами уходящей визуальной среды.

Юрий Молодковец (фотограф Государственного Эрмитажа, ведущий официального инстаграма Эрмитажа) о «Городе в лесах».

Тема строительных лесов с вкраплениями полиэтилена для фотографа, тем более петербургского, тема благодарная. Сам материал содержит в себе ген рождения Петербурга. Глядя на эти фотографии, понимаешь, что в них есть не только трехсотлетняя история, но и, надеюсь, гораздо более продолжительное будущее.

Тема работ Харшака увязывает искусство фотографии с дизайном. Перманентная реставрация ведет к тому, что человек с камерой может бесконечно выставлять идеальные композиции, удивительные ракурсы, работать со светотенью на одном и том же объекте во время всего хода реставрационных работ. Эти фотографии близки искушенному в дизайне зрителю тем, что их внутреннее содержание соответствует внутреннему содержанию самого понятия «дизайн» — создание новой формы на основе культурного наследия прошлого.

Когда такие упакованные объекты появляются в среде классического Петербурга, внимательному зрителю и патриоту родного города это всегда в радость. Он знает, что этот небоскреб из досок и полиэтилена явление временное, и, в конце концов, мы увидим настоящее содержание этой упаковки. Эти фотографии несут в себе одно из главных качеств искусства фотографии — документализм. Например, фотография купола Троицкого собора является уже настоящей историей.

Митя Харшак активно действует на артистической сцене Петербурга в самых разных направлениях визуального искусства. Данной историей он убеждает меня в том, что в фотографии «решающим мгновением» является слияние точного взгляда и с точной и умной мыслью.

МЕНЮМЕНЮ